Собрание эссе о ключевых произведениях белорусского современного искусства

Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд: «Звуколевитация», 2007

ZBOR #15

Виталий Щуцкий рассказывает о произведении Эвелины Домнич и Дмитрия Гельфанда «Звуколевитация» 2007 года и других работах дуэта, а также разъясняет понятие science-based art (или научное искусство), одно из новейших течений в современном искусстве, которое на сегодняшний день практически неизвестно в Беларуси.

dg
© Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд«Звуколевитация», 2007

Анкета произведения:

Авторы: Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд (работают в дуэте с 1998 года).
Название произведения: «Звуколевитация».
Дата создания: 2007.
Оборудование: левитатор – специальная установка, созданная художниками в сотрудничестве с учеными-физиками.
Сотрудничество: учёные-физики Александр Мильцин и Герман Попов.
Место нахождения произведения сегодня: левитатор на данный момент принадлежит художникам.

Избранные выставки и презентации, где демонстрировалось данное произведение:
2009, Transmediale 09, HKW, Берлин, Германия;
2010, Sonolevitation, Siva Zona Gallery, Корчула, Хорватия;
2011, Sonolevitation, SONM Sound Archive, Мурсия, Испания;
2011, Sonolevitation, La Casa Encendida, Мадрид, Испания;
2012, Sonolevitation, IMAL, Брюссель, Бельгия;
2014, Sonolevitation, Project Ground, Москва, Россия.

Ключевые статьи, где упоминается произведение:
E. DomnitchD. GelfandThe Gold Filled Void;
E. Domnitch & D. Gelfand: Art As Rigorous Phenomenology;
Carmine Mario Muliere: Sonolevitation cover, EQUIPèCO 21, pp.6-7.

 

«Звуколевитация»: расширяя границы визуального

Словно осенний листок, попавший в воронку ветра, кусочек золотой фольги кружится под монотонное звуковое жужжание. Сопротивляясь силе гравитации, он остаётся на одной и той же высоте, свободно паря в пространстве. Так со стороны выглядит «Звуколевитация», элегантное произведение Эвелины Домнич и Дмитрия Гельфанда, созданное в 2007 году. Оно заставляет нас по-детски удивляться и задавать вопросы о возможностях и границах современного искусства.

 

© Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд, «Звуколевитация»Im Ersten, Вена, 2015
© – видео: Roman Kirschner

 

Из пояснений художников следует, что фольга держится в воздухе при помощи звуковых волн, генерируемых специальной установкой, которая состоит из динамика и отражателя. Динамик передаёт звуковую волну высокой частоты на отражатель таким образом, что в пространстве между ними возникает эффект «стоячей волны». Благодаря данному физическому явлению кусочек фольги кружится либо буквально «зависает» в воздухе перед нашими глазами.

«Установка-левитатор» находится на пьедестале в центре зала. Склонившись над ней, как над микроскопом, Эвелина пинцетом добавляет в пространство между динамиком и отражателем золотую фольгу, а Дмитрий в это время экспериментирует с амплитудой звука, подстраивая его под акустику пространства. Сам «левитатор» небольших размеров, поэтому рядом установлена камера, которая в реальном времени проецирует его изображение на большой экран, а публика, расположившись в темном зале, молча наблюдает происходящую мистерию.

 

© Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд«Звуколевитация», 2007:

 

Из-за того что установка перегревается и требует сложного технического обслуживания, «Звуколевитацию» невозможно поместить в музей либо галерею в качестве постоянной инсталляции. Сами художники предпочитают называть свою работу звуковым перформансом, однако сложно дать однозначное определение произведению, больше похожему на инженерное изобретение либо кинетическую скульптуру.

Начиная с 1998 года Эвелина и Дмитрий пытаются «расколдовать» современную науку при помощи необычных художественных экспериментов и специально созданных для этого приборов. Научное знание, утверждают художники, разучилось репрезентировать действительность [1]. Самое яркое тому подтверждение – опыты, проводимые на Большом адронном коллайдере. Человеческому глазу не под силу увидеть ни элементарные частицы, ни то, что происходит с ними внутри коллайдера. Вместо этого нам предлагают изображения, созданные специалистами при помощи компьютерной графики. Однако соответствуют ли они действительности?

Удаляясь в теоретические споры, современная наука часто сталкивается с проблемой визуализации объектов своих исследований. Так, например, культуролог Джеймс Элкинс (James Elkins) утверждает, что изображения, используемые в статьях по квантовой механике, совершенно не отвечают тем объектам, которые они иллюстрируют. Их невозможно использовать, чтобы исчислять, предсказывать или моделировать какой-либо феномен, и в этом смысле можно назвать бесполезными [2]. Наука, наряду с искусством и масс-медиа, стала важным производителем образов, но непонятно, каково реальное предназначение последних, коль скоро они не могут заменить научные формулы. Почему бы в таком случае художникам не предлагать образы науке? Как раз этим и занимаются Эвелина и Дмитрий: они забегают на чуждую современному искусству территорию, пытаясь визуализировать невидимые глазу человека физические и химические процессы. Изображения, создаваемые в «Звуколевитации», можно было бы использовать в школьных учебниках и научно-популярных журналах, чтобы наглядно продемонстрировать эффект «стоячей волны».

Творчество Эвелины и Дмитрия во многом основывается на идеях феноменологии. Создатель феноменологии, Эдмунд Гуссерль (Edmund Husserl), мечтал о науке с очевидным и легко проверяемым основанием и для этого предложил вернуться к анализу чистого, донаучного сознания. Лозунг феноменологии «Назад к самим вещам!» мог бы стать преамбулой к «Звуколевитации», так как при помощи своего произведения художники пытаются не в теории, а на практике продемонстрировать физические свойства звука.

Акустика описывает звук как волны, которые обладают определённой частотой и давлением, и «Звуколевитация» позволяет зрителю убедиться в этом на собственном опыте. Руководствуясь идеями феноменологии, художники принципиально не оставляют интерпретацию произведения публике. Им важно проблематизировать то, что они представляют, объяснить зрителю теоретическую составляющую проекта: как правило, до или после демонстрации произведения Эвелина и Дмитрий проводят небольшую лекцию о физических свойствах звука, во время которой все присутствующие могут задавать вопросы. В этом и заключается более глубокая причина, по которой «Звуколевитацию» нельзя назвать инсталляцией в чистом виде: отношения между зрителем и художником здесь занимают центральное место, и этот факт позволяет говорить о произведении как о перформативном действии.

Феноменологией Эвелина начала увлекаться в 1990-х годах, во время учёбы на факультете философии БГУ, под влиянием лекций Владимира Дунаева и Анатолия Михайлова. Переехав в Нью-Йорк, она познакомилась с Дмитрием. Вместе они стали проводить первые научно-художественные эксперименты.

 

© Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд, «Machina Helioscopica, или Невидимое Солнце», 2003 и Transit of Venus, 8 июня 2004:

 

С самого начала художников интересовала природа света. Данному феномену посвящён, например, проект «Machina Helioscopica, или Невидимое Солнце» (2003), для которого в сотрудничестве с учёными Эвелина и Дмитрий разработали специальный телескоп для наблюдения за Солнцем. Телескоп художников работал по принципу знаменитой Machina helioscopica Ньютона, проецируя изображение Солнца в темноте. Чтобы увидеть проекцию, зритель должен был спрятаться от дневного света и подождать, пока его зрение адаптируется к новым условиям видения. В «Невидимом Солнце» прочитывается платоновская метафора поиска истины: восхождение из темноты пещеры – незнания – к свету Солнца, или истины. Возможно, на интерес творческого тандема к природе света и скрывающимся за ней физическим законам повлияло не только увлечение Эвелины философией, но и кинематографическое образование Дмитрия, который в 1996 году закончил университет Нью-Йорка по специальности «фильм/видео».

В Нью-Йорке Эвелина и Дмитрий создали вокруг себя целое сообщество, совместив тем самым творчество с особым стилем жизни. Чтобы понять, о чём идёт речь, достаточно взглянуть на «космическую» одежду художников, на их причёски, напоминающие по своей форме волны, расходящиеся по поверхности воды. В 2005 году во время открытия очередной выставки Эвелина и Дмитрий организовали крупную вечеринку под открытым небом на крыше 11-этажного здания на Манхэттене. Сама выставка, проходившая в галерее этажом ниже, может считаться одним из самых ярких арт-вернисажей Нью-Йорка.

 

© Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд, Camera Lucida, 2004:

 

Созданию «Звуколевитации» предшествует ещё одно звуковое произведение Эвелины и Дмитрия, Camera Lucida (2004). Эта работа была основана на явлении звуколюминесценции – возможности ультразвука порождать свет. Данный феномен можно наблюдать в абсолютной темноте благодаря специальной аппаратуре, на создание которой художникам пришлось потратить несколько лет и сотрудничать с японскими, немецкими, французскими и русскими учёными. Camera Lucida представляла собой огромный аквариум, возвышающийся на постаменте высотой в человеческий рост. Когда аквариум пронизывал ультразвук, мелкие пузырьки воздуха в воде начинали подсвечиваться.

Произведения Эвелины и Дмитрия чем-то напоминают творчество американского художника Роберта Барри (Robert Barry), работающего над тем, как наиболее эффектно и просто показать зрителю невидимое, правда, при помощи средств концептуального искусства. Так, например, Барри создал серию работ «Инертный газ» (1967), в которой в качестве «материала» для своих произведений использовал гелий, электромагнитные поля и радиоволны. На фотографиях, документирующих творчество Барри, зритель всего этого не видит. Ему остаётся лишь верить художнику и визуализировать в сознании невидимые для оптики и глаза явления.

RB8.INERT-GAS
© Robert Barry, Inert Gas, 1969

По словам Эвелины и Дмитрия, произведение «Звуколевитация» является развитием и интерпретацией творчества Казимира Малевича и Ива Кляйна. Как известно, одной из главных задач супрематизма являлось преодоление предметности и утилитаризма в искусстве. Для этого, согласно Малевичу, необходимо стремиться к состоянию «безвесия» в произведениях: «…Наш мозг, – утверждает автор «Чёрного квадрата», – как бы чувствует давление тяжести и, как от кошмара, хочет от него избавиться, распределяя, разбрасывая этот вес в практические вещи, которые можно назвать весостроем, весоразбрасыванием, весораспределением…» [3]. Подлинное искусство заключается в том, чтобы «найти такую систему, по которой вес материалов превратится в полное безвесие» [4]. «Звуколевитация» великолепно воплощает представления Малевича об искусстве, являясь, таким образом, произведением, супрематистским по своему духу.

У Ива Кляйна создатели «Звуколевитации» заимствуют идею искусства как чистой энергии, космической чувственности. Кляйн считал «пустое» пространство духовно насыщенным, верил в будущее царство духа и расширение способностей человека, вплоть до левитации [5]. В «Звуколевитации» можно обнаружить отсылку к его «Монотонной симфонии» (1949), которую в 1960 году художник использовал во время демонстрации «Антропометрий» – обнажённых девушек, измазанных краской специально для создания холстов с отпечатками женских тел. Кляйн утверждал, что у «Монотонной симфонии» нет ни начала, ни конца. Точно так же время «Звуколевитации» можно назвать бесконечным, так как физическое явление, которое она демонстрирует, остаётся неизменным.

 

© Эвелина Домнич и Дмитрий ГельфандCamera Lucida, 2004:

 

Произведение Эвелины и Дмитрия относится к science-based art, или научному искусству, одному из новейших течений в современном искусстве, которое на сегодняшний день практически неизвестно в Беларуси. От своих коллег представители научного искусства отличаются тем, что для создания художественных произведений они используют новейшие технологии и исследовательские методы. Для этого художники обращаются за помощью к учёным и сотрудничают с научными лабораториями. «Звуколевитация» не является исключением. В создании произведения принял участие физик из Санкт-Петербурга Александр Мильцын.

В адрес научного искусства можно услышать немало упрёков. Так, после выставки «Фронтир», проходившей в 2013 году в LABORATORIA Art&Science (в ней принимали участие и Эвелина и Дмитрий), арт-обозреватель Елена Ищенко пришла к неожиданному выводу: «…Происходит довольно простая подмена: то, что было добыто с помощью научных методов познания, названо художниками “красивым” и перенесено из научной плоскости в художественную» [6]. Иначе говоря, журналистка обвинила представителей научного искусства в отсутствии оригинальности.

К сожалению, современное искусство постоянно сталкивается с подобными упрёками. Дело в том, что публика, потеряв всякие ориентиры, до сих пор оценивает произведения по примеру fine arts, таких как живопись и скульптура. Стоит ли говорить, что понятия «красота» и «оригинальность» в современном искусстве имеют совершенно иной смысл?

Искусство издавна служило иллюстрацией каких-либо истин. В средние века работы художников помогали тем, кто не умел читать, являлись своеобразной «библией для бедных». Почему же сегодня искусство не может рассказывать об откровениях современной науки? Свободные от налета утилитаризма и эзотерического научного языка, работы Гельфанда и Домнич визуально демонстрируют законы физики. Они заигрывают с технологиями, однако цель их заигрывания, как и у всякого искусства – игра ради самой игры. Произведения Эвелины и Дмитрия расширяют наше представление о визуальности. Художники создают изображения невидимых человеческому глазу явлений, используя при этом целый арсенал научных методов и новейшие инженерные разработки.


Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд, презентация работ, лекция и дискуссия, iMAL, Брюссель, 23 мая 2012
© iMAL Brussels

В контексте белорусского искусства творчество Эвелины и Дмитрия можно рассматривать как продолжение локальной традиции художественного авангарда, связанного с именем Малевича и Витебской школой. Подобно основоположнику супрематизма, художники исследуют простейшие элементы физического мира, минималистичные изобразительные формы, связанные с явлениями вселенского масштаба.

Примечания:

[1] Интервью с Эвелиной Домнич 18 апреля 2015.
[2] Джеймс Элкинс, Бесполезная визуализация квантовой механики // Исследуя визуальный мир, Вильнюс: ЕГУ, 2010, С. 150.
[3] Казимир Малевич, Супрематизм. Мир как беспредметность // Трактаты и лекции первой половины 1920-х годов, Москва: Гилея, 2003, Том 4, С. 165.
[4] Там же, С. 166.
[5] Екатерина Андреева, Всё и Ничто. Символические фигуры в искусстве второй половины ХХ века, СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2011, С. 78.
[6] Елена Ищенко, Ещё один способ профанировать искусство // Aroundart, 17 июля 2013 

Текст подготовлен специально для ресурса ZBOR.
© KALEKTAR. Все права защищены.
При использовании фрагментов опубликованных материалов ссылка на первоисточник обязательна. Использование материалов или их значительных фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.

Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд: «Звуколевитация», 2007
Щуцкий, Виталий

(1989)

Социолог, исследователь современного беларусского и восточноевропейского искусства.

Живёт и работает в Париже, Франция.

подробнее в INDEX
Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд: «Звуколевитация», 2007
Домнич и Гельфанд (дуэт)

Дуэт Эвелины Домнич и Дмитрия Гельфанда.

Дуэт создаёт произведения, которые относятся к science-based art, или научному искусству.

подробнее в INDEX
Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд: «Звуколевитация», 2007
Домнич, Эвелина

(1972)

Художница. Работает в дуэте с Дмитрием Гелфондом.

Живет и работает в Нью-Йорке, США.

подробнее в INDEX
Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд: «Звуколевитация», 2007
Европейский гуманитарный университет (ЕГУ)

(основан в 1992)

Негосударственный университет, основанный в Минске в 1992 году. После закрытия в 2004 году в Беларуси продолжает свою работу в Вильнюсе (Литва).

подробнее в INDEX
Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд: «Звуколевитация», 2007
ZBOR (сайт)

(zbor.kalektar.org; стартовал в мае 2015)

Информационный ресурс. Собрание эссе о произведениях белорусского современного искусства. Спец-ресурс исследовательской платформы белорусского современного искусства KALEKTAR.

Основатели и руководители проекта – Сергей Кирющенко и Сергей Шабохин.

подробнее в INDEX
Эвелина Домнич и Дмитрий Гельфанд: «Звуколевитация», 2007
KALEKTAR (платформа и портал)

(kalektar.org; основан в 2014)

Исследовательская платформа современного белорусского искусства и интернет-портал.

Основатели и руководители проекта: Алексей Борисёнок, Сергей Кирющенко и Сергей Шабохин.

подробнее в INDEX